babusyatanya: (x)
Издательство “Эксмо” намерено присвоить себе хэштэг #яНеБоюсьСказать, под которым женщины рассказывали о своём опыте сексуального насилия в знак протеста против обвинения жертв изнасилований, повсеместного замалчивания постоянных сексуальных атак на женщин и девочек и принуждения жертв к молчанию. Мы оставляем дискуссии вокруг поступка издательства социальным сетям и вместо этого решили узнать у участниц флешмоба и женщин, просто морально поддерживающих его: что значил для них этот коллективный выкрик, своеобразная интернет-демонстрация?
Статью подготовила Лилит Мазикина

Если бы к насильникам применяли критерии с которыми обсуждают их жертв
babusyatanya: (x)
апдейт предыдущего поста, где я просила о помощи. Спасибо всем кто откликнулся и сориентировали меня в информации, что позволило в конечном итоге понять происходящее и действовать осмысленно. Мои выводы можно сформулировать скорее как затруднения - этического характера и логического - с которыми приходится иметь дело в данном случае.

этическое затруднение:

раньше мне ни когда не приходило в голову додумать мысль - а что же происходит когда исследование заканчивается, то есть я читала про участников исследований, сама этих участников опрашивала в своих исследованиях, сама становилась участником в чужих исследованиях... И все это время в голове присутствовала идея научного исследования такая высокая и чистая цель приумножения человеческих знаний... Но одно дело - опрос и выяснение мнения участников относительно абстракций разных увлекательных социально-культурных (вопрос-ответ, все на поверхности, и разошлись довольные друг другом), чуть-чуть другое дело - выяснение мнения индивидов относительно собственного травматического опыта или психологических эпизодов (вопрос-ответ+ эмоция, и уже влезли внутрь, и уже не на поверхности и приходится прилагать усилия чтобы вернуться в бодрое равновесие), а в случае клинических испытаний уже все только для внутреннего применения... И вроде все ясно, исследование идет к своим целям, достигает цели, получает данные про объект исследования, подсчитывает данные, выявляет корреляции, публикует результаты, обсуждает в научном сообществе... и этот путь такой сверкающий - путь просвещения и науки, и на нем уже не видно тех участников, кто служил материалом для изучения объекта исследования - предоставлял данные, свое тело для тестирования, или испытания медикамента... "а Фирса забыли"...

и та же картина - того же самого исследования для преумножения научного позитивного знания - но со стороны участника - участие в исследовании, тестировании лекарства, дает больному человеку с мрачным прогнозом надежда на выздоровление или стабилизацию ухудшающегося состояния на некотором допустимом уровне качества жизни ... и не беспочвенную надежду, а реально данный в ощущениях опыт оптимизации состояния с началом приема препарата...

для ученого окончание исследования - волнующее событие - возможность проверить гипотезы, просчитать выводы, сделать доклады, опубликовать результаты...

а для участника - окончание исследования означает что лекарства больше не будет

и это при том, что каждое исследование курирует Этический Комитет, чтобы обеспечить права участников и принципа "не навреди"...


логическое затруднение:

double blind с плацебо тестирование препарата означает, что ни участники, ни доктора работающие с участниками не знают кому достался реальный препарат, а кому замаскированный плацебо. эта информация может быть доступна только какой-нибудь лаботрантке на пол-ставки, которая реально видит номера участников и вносит в базу исследования данные отдельных участников. Каждый участник имеет 50% шансов получить реальный препарат и столько же шансов получить замаскированный. Поэтому если наблюдается улучшение состояния участника, то это может быть как эффект от препарата, так и эффект плацебо. В клинических испытаниях препарата KIACTA™ (третья фаза исследования) участвовала моя мама. Она уверена что препарат повлиял положительно на динамику ее состояния, ее тесты и мнение врача подтверждают положительную динамику в ходе 4х-лентнего участия в исследовании, когда ей предоставляли препарат а она взамен обязалась отчитываться о своем состоянии и предоставлять тесты для анализа.

Завершение программы клинических испытаний KIACTA™ (производители BELLUS Health и Auven Therapeutics) https://clinicaltrials.gov/ct2/show/record/NCT01215747?term=kiacta было заявлено на март этого 2016 года. Ранее первые две фазы исследования заканчивались продолжением. А сейчас - окончанием.

В своем пресс релизе BELLUS-Health отмечает

The confirmatory Phase 3 study of KIACTA™ was a global study across more than 70 sites in more than 25 countries that randomized 261 patients to receive either 800mg dose of KIACTA™ twice daily or placebo. The Phase 3 study was an event driven study that lasted 5 years meeting its completion target of 120 patient events linked to the deterioration of kidney function in January 2016.
- международное исследование испытаний препарата проходило в 70 организациях в 25 странах, где 261 пациенту предоставляли либо дважды в день 800mg препарата KIACTA™ либо такую же дозу плацебо. Третья фаза исследования длилась пять лет и ее было намечено завершить по достижении уровня 120 пациентов у которых почки перестали функционировать, этот уровень был зафиксирован в январе 2016 года.

логически рассуждая получаем, (1) исследование было прекращено по достижении некоего порога - event driven study - когда через пять лет приема препарата из 261 пациента почти у половины - 120 человек - отказали почки. Логическая неопределенность сохраняется - неудачный исход мог быть по причине того что - лекарство им не досталось (плацебо) или им досталось именно лекарство и оно повлекло ухудшение состояния, либо ухудшение состояния случилось по причинам не относящимся к действию лекарства, другими словами эти 120 человек (1) могли иметь более сильные симптомы или более долгие сроки заболевания (2) получали плацебо а не лекарство (3) получали лекарство и оно им повредило.

По логике получается что имеется 50% вероятности, что улучшение состояния явилось результатом работы защитных и восстановительных систем организма , конечно нельзя сбрасывать со счетов и 50% ю вероятность того что сработало лекарство.


Так что я все-таки законтактировала некоторых людей и организации со своими вопросами:

Kiacta Study Director: Tomasz Sablinski, MD, PhD CEO
который также является директором Auven Therapeutics и он же курировал исследование на территории рф
Dr Tomasz Sablinski is currently Head of Development and a Managing Director of Celtic Therapeutics Development. He founded TLS in 2010 stimulated by the opportunities to introduce a new model of drug development afforded by modern computer sciences, technology, and new communication and knowledge generation patterns.
http://transparencyls.com/management-team

Giampaolo Merlini, M.D. the Director of the Center for Research and Treatment of Systemic Amyloidosis, and of the Biotechnology Research Laboratories, Scientific Institute Policlinico San Matteo, University of Pavia, Italy.
http://www.wmctg.org/10-international-physicians/27-giampaolo-merlini
который делал доклад по результатам исследования третьей фазы испытания KIACTA™ A clinical phase 3 confirmatory trial of KiactaTM in the treatment of AA amyloidosis” на недавнем симпозиуме XV International Symposium on Amyloidosis in Uppsala, Sweden, июль 3-7

Francois Desjardins VP Finance BELLUS Health inc.
http://www.bellushealth.com/English/investors-and-news/press-releases/press-release-details/2016/BELLUS-Health-announces-top-line-Phase-3-results-of-KIACTA-for-the-treatment-of-AA-amyloidosis/default.aspx
babusyatanya: (x)
Обращаюсь за помощью к коллективному разуму. Помогите пожалуйста перепостом: надо выяснить что происходит и найти людей с подобным диагнозом в россии, чтобы действовать сообща.

Несколько дней назад у мамы отобрали лекарства. В областной больнице – Кемерово – где она наблюдается с диагнозом амилоидоз почек. Диагноз поставили четыре года назад, и тогда ей повезло – ее взяли в экспериментальную исследовательскую программу, по которой “от куда-то из за границы” присылали лекарство kiacta. Это лекарство ей помогало, с таким диагнозом прогноз – два года. Некоторые странности стали происходить – уже больше года как врач, которая с ней работает, не предоставляет маме копии тестов\анализов. И вот внезапно врач велела срочно вернуть ей оставшиеся таблетки, и пояснила так: “программа закрывается, лекарства больше не будет, не выясняйте ни чего, эта программа секретная, лекарства этого ни где нет и не будет”. Другой препарат, который необходимо принимать при амилоидозе – кетостерил – уже месяц отсутствует в аптеках Кемеровской области.

Когда человеку сообщают о смертном приговоре, хотя бы объясняют причины. Здесь же за словами про секретность – хамство и подлость. Мама даже подумала: “Неужели кому-то более важному понадобилось и для них у меня забирают?” Подобный опыт может подкосить даже самых стойких. Насколько я знаю когда делают исследования то участникам предоставляют информацию о том кто проводит исследование, контактные данные исследователей и\или организации. Здесь же маму сделали заложницей системы, когда она не знает и ее не информировали о ее правах, она боится что будет хуже – потому что вот один центр в области и куда с него денешься... Информация об исследовательской организации по определению не может быть секретной. Если кто-то разрабатывает или выпускает препарат который помогает облегчить болезнь, то в их интересах как можно шире информировать о разработках, чтобы заработать на этом, чтобы отработать затраченные средства и тд .

Помогите пожалуйста решить к кому имеет смысл обратиться, чтобы выяснить что происходит в данном случае, получали ли другие больные амилоидозом свой смертный приговор в подобной форме? Может быть кто-то участвовал в этой программе с keakta и может поделиться информацией?
спасибо
babusyatanya: (x)
***
про травматический опыт еще кое-что выяснила - опять же этически безупречно, т.е. на собственной шкуре - изначально целью моей было выяснить какие нынче используют методы исследования щекотливых обстоятельств, пронаблюдать, собрать образцы consent form , может быть даже копию интервью (которую пообещали в соглашении), выяснить насколько исследователи соблюдают правило про то чтоб данные хранились и обрабатывались только исключительно на местных серверах. На требование с серверами конечно все положили, интервьюерка призналась что они платят за monkey survey, и что это конечно же дешевле, чем если заплатить местному программеру, который сварганит опросник для местного одноразового пользования может быть даже и за ту же цену, что отстегивают американскому сервису. Образцов соглашения получилось даже два, потому что по ходу исследования решили что надо не только куски днк анализировать, а также и проверить наличие количество и качество прекурсора к гормону с впечатляющим аббревиатурным именем DHEA. Другой целью было потдвердить\проверить тезис (Карла Густава нашего Юнга) про то что высказанный опыт перестает быть травматическим, Юнг по этому поводу высказывался так "все слезы должны быть выплаканы и тогда произойдет выздоровление"... Мои собственные спекуляции и тесты на эту тему вроде бы увенчивались успехом в некоторых отрефлексированных эпизодах моего опыта - например когда я записывала детали травматических эпизодов по ходу проживания этих эпизодов, с целью переписать сами эти переживания в менее эмоционально окрашенные, и чтоб сработал эффект старого анекдота - чтоб опыт перестал вызывать эмоциональную реакцию. И за все это развлекалово мне еще бы полагалось сто денег возраграждения - не плохо.

Звуко-записывать интервью не стали, поэтому - фиг мне, а не копия... ну значит тогда я попросила убрать из комнаты записывающие устройства всякие телефоны и рекордеры. Интервьюерка, происхождения из нью-фаундлендские предки по материнской линии + англо-британские богатые политики - по отцовской, поделилась неформально (по окончании интервью) что цель исследования доказать наличие посттравматического расстройства в зрелом возрасте у людей с опытом детской травмы. По ходу интервью, которое длилось более двух часов, внимание уделялось травматическим эпизодам опыта "у нас такая цель исследования и хорошие впечателния нас не интересуют" ... и оказалось что от меня требовалось вспоминать и излагать свое впечатление про разного характера травматические эпизоды моей жизни ... В процессе я обнаружила что чем больше я рассказываю тем более некомфортно мне становится это делать, я чувствовала необходимость уравновесить "грустные истории" историями бодрыми и смешными. Но интервьюерке они "конечно же были интересны, но времени на них не было"... Также этот дискомфорт от растущего ощущения себя как тяжело травмированного существа препятствовал припоминанию казалось бы совсем свежих и представляющих интерес с точки зрения изучения психологической травмы - например я не вспомнила панические атаки в автомобиле, на вопрос "случается ли вам испытывать внезапный испуг в последнее время?" или "случаются ли с вами эпизоды ненамеренных\бесконтрольных мучительных воспоминаний?" - конечно случаются, просто теперь я знаю как с ними быть.

Стратегия избегания - ухода, как оказалось - моя ведущая поведенческая модель в ситуациях напоминающих травматические эпизоды. Это было интересно проследить в ходе интервью. Любопытно было обнаружить что сам факт пересказа травматического опыта вызывает эмоциональную реакцию соответствующую реальному опыту. Хм.. неужели я ни кому этого раньше не рассказывала? Эпизод "ленька кулекин и его жена и мои родители" рассказывала - это прошло нормально, а вот эпизод "психованный папик" кажется пересказывался только кому-то из подружек в детстве, в терминах бравады и был вытеснен, и тут оказалось что мне все еще по прежнему обидно, так обидно прям до слез...
Тем временем интервьюерка обрадованно навострилась и ускорила свою скоропись... Этого момента по-видимому оказалось достаточно, чтоб я больше не рисковала в этом контексте опускаться в черные глубины давних травм. Доверия не случилось.

Мне показалось что интервьюерка использовала несколько стратегий специально чтобы вызвать мою эмоциональную реакцию и "бесконтрольные высказывания", это вопросы об отношении к смерти, и что-то еще.... Свой вывод про наблюдаемую мою реакцию она сформулировала в терминах "устойчивости" resilience
- некоторые люди гораздо более устойчивые к травматическим воздействиям, чем другие.

По окончании "как вы себя чувствуете?" - о, я - в порядке... просто мне кажется что когда вы задаете вопросы о травматических опытах , вы получаете эти истории, и кажется что все так ужасно плохо... мне кажется что необходимо включить вопросы уравновешивающие ... чтобы не терять связи с реальностью... Я сама часто наблюдала как может происходить "эмоциональное накачивание" - человек самостоятельно себя накачивает эмоцией, или через mirror neurons - через эмоциональное со-переживание с другими... Когда эмоция начинает доминировать и уже безотчетно следуешь ей, даже если реальность отличалась или отличается от состояния диктуемого присутствующей в данный момент эмоцией.

но интервьюерка отметила, что времени на "хорошие истории" нет, потому что исследование про травмы. А вот вам список сервисов, которые специализируются на оказании помощи тем кто испытывает психологические сложности. Деньги за интервью придут вам на счет в течение месяца - да... они тут такие медленные...

это мое "я - в порядке" оказалось хорошей миной, на следующий день моя amigdala показала всей остальной мне такую кузькину мать, что стало ясно - большинство людей прошедших через эти интервью потратят свою заработанную сотню на специалистов , которые помогают с "псхиологическими трудностями" возникшими в результате чрезмерного фокусирования на травматических элементах опыта.

В вопроснике, кстати, имеется попытка уравновесить этот момент чрезмерной фиксации на травматичном - там включены вопросы отсылающие к критериям нормального опыта, например следом за вопросом о травматических эпизодах в детстве со взрослыми - родителями или наставниками - идет вопрос о том имелась ли в достатке одежда, еда, жилье, доступ к медицине (при необходимости)...

в интервью этот момент отсутствовал, и мое ощущение от собственных рассказов окалось ощущением забитой затравленной ... я бы себя такую презирала. И вот с этим ощущением брезгливости от себя самой, от своего опыта я оказалась наедине и с ним надо было иметь дело...

я конечно справилась, потому что я не такое дерьмо, как могло бы показаться если интересоваться только моим травматическим опытом, который зачастую я сама и инициировала... Но уроком это послужило хорошим , хоть и травматичным :)
- опять ведь сама полезла
- ну а так бы и не узнала и думала что можно бесконечно пересказывать старые травмы так что они перестают быть смешными... а ни фига не перестают, их все так же больно испытывать. Может в следующий раз было бы уже не больно, только я пробовать не стану. Лучше почитаю книгу тут давно меня дожидается Trauma. Explorations in Memory (1995) ed. Cathy Caruth... тут у нас всяких авторов и Дж Батай и Шошана Фельман и Харольд Блюм и др


upd
книжка оказалась немножно не про то про что мне надо, но тоже нашлись интересные мысли:

особенностью травмы холокоста является то, что в ней не было свидетелей, непредвзятых сторонних наблюдателей, тех, кто мог бы помочь участникам проработать опыт травмы и выйти из нее,описать объективно происходящее и вытащить из невнятной, невозможной к проговариванию субъективности, немыслимого к переживанию опыта...
... все были участниками, и даже те кто просто оказывается слушателем этих историй - нередко испытывают шок и невозможность размыслить, продумать, понять , извлечь необходимые выводы. настолько это происходящее чудовищно.

психическая травма и последствия бытового насилия над женщинами оказывается не подпадают под определение PTSD пост травматическое стрессовое расстройство (1995 год США). Изумительная логика правосудия представлена в описании судебного процесса, когда адвокатша потерпевшей доказывала что у ее подзащитной (подвергавшейся домашнему насилию долгие годы) пост травматическое расстройство, а адвокат обвиняемого доказывал, что поскольку Диагностический Справочник указывает условием диагноза PTSD то, что человек испытывал событие выходящее за рамки нормального человеческого опыта, то случай с домашним насилием над женщиной - не подходит, потому что - как адвокат подзащитной сама указывала - домашнее насилие над женщинами настолько широко распространено, что не может считаться выходящим за рамки нормального человеческого опыта...

(!)

вот так малята и происходит нормализация всякого дерьма, издевательств, насилия
babusyatanya: (x)
***
на марине вечеринка на мексиканскую тему с mariachi band и закусками... играли хорошо, прозвучала песня которую я знаю как "из репертуара Дина Рида" - американского коммуниста (или сочувствующего) , который позаимствовал ее - песню - от американских коренных жителей... С лодки Firendship Джо (Джоэнн) подогретая бокалом вина знакомила всех со всеми и балагурила - рассказала куда ходит - куда ветер дует, так лодка лучше идет - смеялась над моим вопросом "какими способами примиряете на лодке конфликтные или эмоциональные ситуации?" про себя сказала что основной ее способ прикусывать язык (свой), и это работает потому что двое других - сын и муж - сами очень мягкие. ... провела блиц опрос окружающих (кто рядом оказался в кучкующейся толчее) на эту тему... лучше всех откомментировал Стивен (который всей семьей - он, жена и двое детей - два года ходил в Новую Зеландию и обратно): понимаю о чем вопрос, но я не мог ее убить, дети же смотрят...! :)) Потом рассказал что он в основном практикует "способ зомби" ... Джо переспросила - это когда страшно но стараешься об этом не думать? Стивен возразил - вот есть лодка и есть место назначения куда надо дойти, остальное - мелочи... и даже когда единственное что хочешь это спать и оказывается что твоя постель занята - метод зомби работает лучше всего - есть основное, а мелочи просто упускаешь из виду, не замечаешь их - как зомби :)

***
на интервью для исследования сексуальности узнала о себе кое что новое - какие-то паттерны обнаружились, каких я кажется не замечала раньше - история получилась историей преодоления и стойкости... oh, really!?:) пронаблюдали вместе с research assistant, моменты когда северо-американский контекст ограничивает исследователей разрабатывающих опросник. Определение и симптоматика PTSD - первое ограничение (травматический опыт вне рамок физического или психического насилия - не включается, например опыт humiliation (one thing is when being threatened, and automatically fighting back as a reaction on stress, and another thing is being humiliated -that is crushed and unable to mobilize for an adequate response), и второе - культурно-исторический контекст (фактор наличия государственной репрессивной машины).

Исследование предполагает доказать что детские и взрослые травмы впечатываются соматически и последствия прослеживаются на гормональном уровне - по уровню содержания прекурсора к тестостерону (который также отвечает за производство антител при воспалениях) предполагают оценивать наличие пост-травматического расстройства. Анализ индивидуальных историй о травмирующих эпизодах сопоставленные с количественными данными об уровне эстрогена, кортизола и DHEA позволят проверить гипотезу о влиянии прошлых травм на сексуальность в настоящем. Взглянув в социологической перспективе на этот феномен, можно предположить, что когда PTSD целыми поколениями испытывают и живут в этих условиях - это приводит к нормализации такого состояния, к тому что дети тоже обучаются жить в режиме выживания и продолжать травмировать себя и окружающих (полагая что это нормально - все так живут).


***
прислонился к стене за углом бомж, ест пальцем из банки сметану или йогурт... предложила ему ложку - на, так удобней, - нет мне не надо, отказался - взгляд без контакта - mentally challenged

***
на углу в коробке книжек - free - в переводе на английский Рыбаков "Дети Арбата"

***
закончила курс Mitochondria - потрясающе увлекательный курс - визуализации и симуляции - не всякий мультфильм с таким интересом смотришь! Аргумент в пользу идеи наследования по женской линии - младенец наследует смесь хромосом из ядер клеток каждого родителя по половине общего состава, а вот митохондрии - эти электростанции , энерговырабатывающие заводики - они все исключительно от матери.

выбор наследственных характеристик: способ 3 IVF - 3 in vitro fertilization (оплодотворение вне тела), когда у младенца получается натурально три родителя - две из которых матери, когда из донорской клетки с нормально функционирующими митохондриями удаляют ядро, и помещяют туда ядро клетки матери у которой присутствовали дисфункциональные митохондрии и оплодотворяют сперматозоидом отца. Вопрос насколько этично выполнять такой human engeneering и как далеко можно зайти... искусственное конструирование младенцев с возможностью выбора некоторых физиологических характеристик ... искусственная селекция человека...
babusyatanya: (x)
on suicidal impulses

так обнаружишь жизнь - дерьмо, ни на что не годится, выбросить на помойку и наплевать
и пойти так ногами переставлять по очереди или перестать переставлять, или опять пойти,

и смотришь так - о, жизнь валяется, полудохлая, унылая,
подберу конечно, как всякое барахло подбираю; отряхнуть от пыли, может подлатать
может еще послужит, подремонтировать дыры и починить швы, может приспособить к чему-то,
изобрести новую деталь и найти применение ей

жалко пропадает полудохлая,
с ней надо бережно, деликатно, тогда еще послужит
в радость,
и на удивление



***

on coordinated action (from The Mind is Flat The University of Warwick)
the leap from thinking "me" to thinking "we" is a huge intellectual achievement of humankind

https://www.youtube.com/watch?v=2sT_zaofuuE
The TED talk reveals an amazing observation - the easiest way for humans to coordinate without speaking (the majority preferred it) is via choosing the solutions related to equality: to divide into equal parts, to choose the "central" points, to pick the most popular objects .



***
все позвоночные обладают сознанием (from What Is a Mind? University of Cape Town)
больше нет смысла спрашивать - есть ли сознание у дельфинов, есть ли сознание у кошки или рыбы или у змеи

neuroscience использует фрейдовские идеи выясняя функции различных участков мозга (шаг вперед по сравнению с положением дел в прошлом веке, когда идеи фрейда и эмпирические данные были на разных полюсах мыслительных практик)

из этого следует очень уместный вариант определения что такое сознание: сознание в отличие от без-сознания

When we look at the brain, the objective organ of the mind, we find that it's in the upper brain stem in a set of nuclei called the root reticular activating system that the being, sentient, conscious part of your mind comes from. We can conclude that any organism that has those structures has consciousness. It feels like something to be a fish, to be a snake, to be a lizard, just as it does feel like something to be you. All of those organisms, which are vertebrates, all of them have a reticular activating system. (PDF)
babusyatanya: (x)
"можем повторить"
Последний раз попытку показать дочке День Победы я предпринял года четыре назад, и уже тогда это был ад. Вход на Красную площадь только через металлоискатели и досмотр сумок. Перекрытое метро. Перекрытые переходы. Перекрытые улицы. Перекрытое все. Сплошные загоны из ограждений. Шеренги милиции и внутренних войск. Закрытый Александровский сад и какое-то там церковное богослужение. Совершеннейший кич в оформлении города. И толпы, толпы, толпы пейзан, счастливых от всего этого. Ощущение, что это больше не твой праздник, что это все сделано не для тебя, что ты здесь — лишь нежелательный элемент, от которого ограждаются ментами и ВВ-шниками, было полным.

Поэтому уже несколько лет я каждый раз на День Победы стараюсь уехать из Москвы. Смотреть на это стало совсем уже невозможно. На несколько дней страна, и в остальное время не очень-то здоровая в психическом и нравственном плане, превращается совсем уже в палату номер шесть. Начинается очередной пик обострения. Не пробиваемый никакими медикаментозными средствами. Глаза становятся стеклянными, речи бредовыми, мировоззрение шизофреническим. Пена на губах, деды воевали, можем повторить, фашисты, бандеры, ядерный пепел, Крымнаш, Абамачмо. Фальшивые пилотки, фальшивая форма, фальшивые ордена, наряженные в фальшивые гимнастерки дети, фальшивые наклейки, фальшивые гвардейские ленточки. Зачем вы детей в военную форму одеваете? Зачем вы на одетых в военную форму детей ордена вешаете? Зачем снимаете клип про мертвого мальчика в телогрейке? Зачем девочка рисует пеплом вашего кремированного дедушки про войну? А черт его знает… Так принято.
Победобесие — очень точное определение.
( Collapse )

При этом ответить, что именно мы можем повторить — не в состоянии уже практически никто. Ну что ты хочешь повторять-то, скажи мне, недоросль в пилотке, галифе и массо-габаритным макетом ППШ через плечо? Отступление до Волги? Тактику выжженной земли — своей земли — при отступлении? Сожжение подмосковных деревень, чтобы немцам не достались? Жизнь в землянках при минус сорка? Пайку хлеба в сто двадцать пять грамм? Детей у станка по двенадцать часов в цехах без крыш? Закон о пяти колосках? Невозможность рожать детей у женщин-технарей бомбардировочной авиации от подвешивания стокилограммовых бомб? Штрафбаты? Заградотряды? Миллион погибших при штурме Берлина? Отправку раненных ветеранов на Валаам? Отправку пленных ветеранов прямиком из немецких концлагерей в ГУЛАГовские? Репрессии сорок седьмого года? Двадцать семь миллионов погибших? Семьдесят лет незахороненные останки на Синявинских высотах? Что ты повторять-то собрался, дурак? Ты и вправду считаешь, что деды воевали за это?

Нет. Молчит.

А новость о том, что первый штурм Брестской крепости советские войска проводили совместно с вермахтом, что оборонявший крепость польский гарнизон потом добивали именно советские войска, что первый парад в Бресте был совместным советско-фашистким, что по лендлизу поставлялось все вплоть до свиного жира, что под Липецком была школа Люфтваффе, что в Германию даже уже после объявления войны по инерции шли эшелоны с продовольствием, что война вообще началась в тридцать девятом году — этой информации в шизофреническом мировоззрении просто не существует.

Смысл Дня Победы приобрел прямо противоположное своему изначальному значение, и что этот день представляет из себя теперь, я больше не понимаю. Изначальный посыл мне был понятен. Чтобы никогда больше такого не повторялось. Чтобы помнить. Чтобы не забывать. Чтобы преклонить колени. Да, тогда это все тоже было враньем. Но по крайней мере на словах постулировались антивоенные принципы. И техника, которая шла по Красной площади, постулировалась как техника защиты, а не нападения. Защита наших окуклившихся рубежей от проклятых буржуинов.

А теперь что?

Какие рубежи защищают ваши идущие по Красной площади реактивные системы залпового огня «Град», «Ураган» и «Смерч»? Что сбивает выставленный на Триумфальной площади «Бук»? Какие города утюжат самоходные артиллерийские установки «Гвоздика» и «Акация»? По чьей земле ездят броневики «Тигр»? По каким горам в две тысячи восьмом работали «Искандеры» и «Точка-У»?

«Сейчас вы видите, как по Красной площади идут системы залпового огня «Ураган». Они успешно применялись в Чечне и Грузии», — эту фразу я услышал как-то, когда наткнулся по телевизору на трансляцию парада. Произносила её девочка-телеведущая, с приподнято-радостной интонацией. Бог мой, девочка, что ты несешь? Ты вообще видела, что эти «Ураганы» с Чечней сделали? Ты видела, во что они превращают села? Видела чеченское село Зоны, в котором не осталось ни одного целого дома, а только лишь печные трубы посреди пепелищ? Целое село печных труб — один в один как в кино про войну, только наделали все это уже не немецко-фашистские оккупанты, а вот эти вот твои системы залпового огня. Ты вообще видела, как они работают? Это даже со стороны страшно.

Тот, кто хоть раз видел всю эту технику в действии, кто хоть раз видел, что она делает с деревнями, с домами, с людьми, с человеческой жизнью, кто хоть раз видел, во что артиллерийский снаряд может превратить тело человека, и во что превращаются тела тех, кто горит внутри этой техники — способность восхищаться всем этим лязгающим громыхающим железом теряет уже навсегда. Лицо само каменеет от их вида.

И еще, конечно, запах. Соляры, солидола, нагретой на солнце брони… Это уже навсегда. Это из памяти уже не вытравить.

Восхищение оружием массового поражения, оружием неизбирательного действия, может быть только в извращенной логике. Это ненормально. Норма-то как раз противоположна — отторжение.

И, конечно же, совершенно поменялись смыслы, которые несет в себе это оружие.

После Грузии, Крыма и Донбасса — это больше не символы защиты.

Это символы агрессии. Нападения. Оккупации.

«Град» — это Донецкий аэропорт.

«Бук» — это сбитый «Боинг».

Т-72 — это Дебальцево.

Бронетранспортер «Тигр» (котрый изначально вообще хотели назвать «Карателем») — это авиабаза Бельбек.

«Искандеры» — это Грузия.

И эти ассоциации — уже навсегда. Это оружие заработало себе именно такую славу.

Этот парад — больше не парад техники, спасшей мир от коричневой чумы. Это парад техники, убившей десять тысяч человек в некогда самой братской нам стране. Вот эта вот техника, прямо сейчас, вот в этот вот самый момент, бьет по промзоне украинского города Авдеевка.

Что вы там забыли?

Это больше не парад защитников и освободителей. Это парад оккупантов. Ваши танки вызывают теперь только тошноту. И ничего более.

Изменить, вывернуть посыл такого дня, как День Победы, на прямо противоположный, извращенный на сто восемьдесят градусов — это надо суметь, конечно же.

Ну и, безусловно, торговля. Торговля Победой. Способная принять самые невообразимые формы. Пошив гвардейских ленточек зеками в лагерях. Со стороны одно это у живущего в адекватном мире индивидуума не должно уже укладываться в голове. Но нам, живущим в стране, где торгуют пилотками, орденами, детской военной формой, перевязанной гвардейскими ленточками водкой, безумными социальными роликами, аномальными телесериалами, концертом Газманова в честь Победы в Арабских Эмиратах, гомосексуальными наклейками с занимающимися анальным сексом двумя человечками у одного из которых вместо головы серп и молот а у другого свастика… Ну, какие там зеки с ленточками, о чем вы, право слово.

Собственно, в современной России корректнее этот день называть уже не Днем Победы, а Всероссийским Днем Торговли Победой.

Впрочем, корм, безусловно, в коня. Народу нравится. Он радостно раскупает.

И предприимчивые люди с удовольствием делают на этом деньги. В Греции, которая млеет сейчас от хлынувшего после закрытия Турции и Египта потока русских туристов, к примеру, рыночную стоимость символов победы тоже понимают отлично. Пилотка на бутылке ракии, которую я видел в греческом курортном городке в пивной лавке рядом со стрипклубом для ублажения чувств русского патриота, поехавшего отмечать День Победы почему-то не в Крым, а в гейропу — вот самый точный символ того, во что превратили эти миллионы смертей сегодня.

Вашей победой уже торгуют даже зазывалы кабаков в Греции, уважаемые господа патриоты, а у вас все «дедывоевали» да «можемповторить».

А тем временем в Москве прошел сбор продуктов для деревень. В том числе и для живущих в деревнях ветеранов Тверской и Ленинградской областей.

Сбор. Продуктов. Для деревень. И ветеранов. Ленинграда.
Ну, с Днем Победы.

(с) 7 мая 2016
babusyatanya: (x)
фильм-провокация (многосерийный), в котором продемонстрирована отличная коллекция образцов глупости, жестокости, хамства, инфантильности через женские образы в основном. Как художественный прием - отличный ход! Эпизоды разворачиваются в чудовищных интерьерах - концентрированная пошлость и кич дорогой и безвкусной обстановки подчеркивают пошлые "навязанные тяжелой жизнью" выходки персонажей. Сначала "Курс" был похож на Куприна "Яму" - Сонька Руль, Женя, Любка... К девятой серии стало понятно что купринские проститутки были гораздо умнее, благороднее, и добрее по сравнению с персонажами Курса.

Фильм-ужасов... где из бесконечных разговоров один единственный раз только звучит: "это же неприлично, неужели не понимаешь?" ... или что почти витает в воздухе: а учиться не пробовали? а работать не пытались? ... все время что-то жрут... покупают какие-то трусы... садятся в машину за руль в каблуках?!


гениально сделано, и в хороших традициях -
достоверно, узнаваемый беспросвет, надежды нет, понимание невозможно, хождение по кругу.

babusyatanya: (x)
документальные фильмы

Darwin's Nightmare (2004) реж. Hubert Sauper

Танзания, озеро Виктория, нильский карп вырастающий до гигантских размеров истребляет все живое в озере... в какой то момент рост популяции этого вида за счет разрушения среды обитания приведет его к вымиранию. Производство филе нильского карпа - для европейских рынков. Местному населению достаются объедки, и не забесплатно. Приземляются и взлетают самолеты, увозят тоннами филе, привозят оружие (официально прилетают пустыми). Эпизоды с русскоговорящими пилотами, штурманом и бортмеханиками, которые в этой профессии со времен афганской войны ... : "на новый год останавливались в Анголе, выргужали танковое вооружение, обратно в ЮАР загрузили виноград ... один мой друг сказал - африканским детям на рождество оружие, а детям в европу - виноград..."


The Missing Picture (2013) L'image manquante, реж. Rithy Panh

Камбоджия, террор красных кхмеров: 1975-79, главарь- пол пот, получил образовение во Франции, ... революция детей - существ с автоматами в руках, не имеющих представления о ценности жизни, и всякой "химеры которая зовется совестью"

автор фильма работает с глиняными фигурками, он восстановил то что продолжает видет внутренним взглядом - из жизни до террора и после.

кадры художественных инсталляций сменяются хроникой пол-потовской видео пропаганды. какого типа автоматы - мне не видно, а грузовики - старые советские, как и советская идея концентрации большого количества заключенных, людей=рабов.
babusyatanya: (x)
Examined life (2008) реж. Astra Taylor
Temple Grandin (2010 )реж. Mick Jackson

заключительный эпизод в Examined life - диалог Judith Butler и Sunaura Taylor - выглядит предисловием, обозначением смысловых акцентов художественного фильма - истории о жизни женщины с диагнозом аутизм, которая стала ученой биологом, преподавателем и журналисткой, отстаивающей права животных. В одном случае идеи сформулированы философским языком, а в другом - эти же идеи выражены языком художественной метафоры

затрагивает вопрос нормативности телесных проявлений и обнаруживает допускаемую по умолчанию иллюзию что обычное тело - является радикально самодостаточным. Хотя это совершенно не так и люди различаются очень сильно по самым разным своим способностям - по силе мускул - мужчины физически сильнее женщин, но у мужчин отсутствует, например, мускулатура матки - как тут сравнивать вообще, люди различаются по интеллектуальным способностям, по качеству психических реакций, по уровню эмоциональной компетенции и тд итп. То есть тело с ограниченными способностями - у всех и каждого - кто то хуже других видит, кто-то лучше чем другие слышит, кто-то акробат, а кто-то передвигается в кресле-коляске. И при всем этом тем не менее есть проблема социального принятия.

диалог Judith Butler и Sunaura Taylor (с небольшими сокращениями)

"One of the things I wanted to talk about was what it means for us to take a walk together.When I first asked you about this, um, you told me you take walks, you take strolls.can you say something about, um, what that is for you? When do you do it and how do you do it and what words do you have for it?

Well I think that I-I always go for a walk-Um, and I always tell people that I'm going for walks.I use that word. And most of the disabled people who I know use that term also.

And which environments make it possible for you to take a walk?

I moved to San Francisco largely because it's the most accessible place in the world.And part of what's so amazing to me about it...is that the- the physical access-the fact that the public transportation is accessible,there's curb cuts most places.Almost most places I'll go, there's curb cuts. Buildings are accessible.

And what this does is that it also leads to a social acceptability, that somehow because-because there's physical access,there're simply more disabled people
out and about in the world.And so people have learned how to interact with them...and are used to them in this certain way.And so the physical access
actually leads to,a social access, an acceptance.

what I'm wondering about is, um, moving in social space, right? Moving- all the movements you can do...and which help you live and which express you
in various ways.Um, do you feel free to move in all the ways you want to move?I can go into a coffee shop and actually pick up the cup with my mouth...and carry it to my table.But then that- that becomes almost more difficult... because of the-just the normalizing standards of our movements...and the discomfort that that causes...when I do things with body parts...that aren't necessarily what we assume that they're for.That seems to be even more, um,hard for people to deal with.

I'm just thinking that nobody takes a walk without there being
a technique of walking.Nobody goes for a walk...without there being something
that supports that walk, uh, outside of ourselves.Um, and that maybe
we have a false idea,that the able-bodied person is somehow radically
self-sufficient.

It wasn't until I was in my early 20s, about 20 or 21,that I became aware
of disability...as a political issue.Um, and that happened largely through discovering the social model of disability...which is basically-In disability studies, they have a distinction...between disability and impairment.So impairment would be my- my body, my embodiment right now.The fact that I was born
with arthrogyposis,which affects- what the medical world has labeled
as arthrogyposis-Um, but basically that my joints are fused.My muscles are weaker.
I can't move in certain ways.And this does affect my life in all sorts of situations.For instance, you know, there's a plum tree in my backyard.I can't pick the plums off the plum tree.I have to wait for them to drop or whatever.And so there's that- embodiment,our own unique embodiments.
And then there's disability which is basically the-the... social repression
of disabled people.The fact that disabled people have limited housing options.We don't have career opportunities.Um, we're socially isolated.You know, in many ways,
there's a cultural aversion to disabled people.


So would disability
be the social organization
of impairment? The disabling effects,
basically, of society. What happened?
Did you come in contact
with disability activists?Or did you read certain things?


I read a book review actually.And when that happened,
I lived in Brooklyn.And I would- I would really try
to make myself go out...and just order a coffee
by myself.And I would sit for hours
beforehand in the park...just trying to get up the nerve
to do that.In a way, it's a political protest
for me to go in...and order a coffee
and demand help...simply because in my opinion,
help is something that we all need.And it's something that is-
is, you know, looked down upon...and... not really taken care of
in this society...when we all-
when we all need help...and we're all interdependent
in all sorts of ways.

...

I think gender and disability
converge in a whole lot
of different ways.But one thing I think
both movements do...is get us to rethink, um,
what the body can do.There's an essay by the philosopher
Gilles Deleuze called
"What Can a Body Do?"Uh, and the question
is supposed to challenge,
um, the traditional ways...in which we think
about bodies.We usually ask, you know,
what is a body...or what is the ideal form
of a body...or, you know,
what's the difference
between the body and the soul...and that kind of thing.Uh, but "what can a body do?"
is, um- is a different question.It's- It- It isolates
a set of capacities...and a set of instrumentalities
or actions,and we are kind
of assemblages of those things.Um, and I like this idea.It's- It's not like
there's an essence,
and it's not like
there's an ideal morphology-you know, what a body
should look like.It's exactly not that question.Or what a body
should move like.Um, and one of the things
that I found...in thinking about gender
and even violence...against, uh, sexual minorities
or gender minorities-people whose gender presentation
doesn't conform with standard ideals...of femininity or masculinity-is that very often, um,
it comes down to, uh,you know, how people walk,
how they use their hips,
what they do with their body parts,uh, what they use
their mouth for,what they use their anus for
or what they allow
their anus to be used for.There's a guy in Maine who-
walked
with a very, um,You know, the hips going one way
or another- and very feminine walk.But one day
he was walking to school,and he was attacked
by three of his classmates,and he was thrown over a bridge
and he was killed.And, um, the question that community
had to deal with-and, indeed, the entire media
that covered this event-was, you know, how could it be
that somebody's gait,
that somebody's style of walking...could engender the desire
to kill that person?And that, you know-
that makes me think
about the walk in a different way.
I mean, a walk
can be a dangerous thing.


I'm just remembering
when I was little- when I did walk-I would be told
that I walked Iike a monkey.And I think that for a lot of,
you know, disabled people,the violence and the-the- the sort of-
the hatred exists a lot...in this,reminding of people...that our bodies are... going to age...and are, um, going to die.And-where our boundaries lie
as a human...and what becomes non-human, you know.


You know, in some ways,
I wonder also just, you know-It makes me wonder
whether the person
was anti-evolutionary.Maybe they were a creationist.It's like, "Well, why shouldn't
we have some resemblance
to the monkey?" I mean-

Well, the monkey's actually
always been my favorite animal too.So actually quite a lot
of the time I was flattered.

Exactly.
Yeah.

But that When
in those in-between moments...of, you know- in between male
and-and female...or in between, um- uh,
death and-and health-when- when do you still
count as a human?


My sense is that
what's at stake here...is really rethinking the human
as a site of interdependency.And I think, you know,
when you walk
into the coffee shop. Right?If I can go back
to that moment for a moment.And you- you ask for the coffee,or you, indeed,
even ask for some assistance
with the coffee,um, you're basically
posing the question-Do we or do we not live in a world
in which we assist each other?Do we or do we not help
each other with- with basic needs?And are basic needs there
to be decided on
as a social issue...and not just my personal,
individual issue...or your personal, individual issue?So, I mean, there's a challenge
to individualism...that happens at the moment
in which you ask for some assistance
with the coffee cup.Yeah.
And hopefully,
people will take it up...and say, "Yes, I too
live in that world...in which I understand
that we need each other
in order to address our basic needs."And I wanna organize
a social, political world
on the basis of that recognition."
babusyatanya: (x)
интересный поворот приобрел ход Ghomeshi trial

три женщины журналистки обвиняют бывшего коллегу в sexual assault, причинении страданий и сексуальном контакте без согласия

обвиняемый утверждает что это был rough sex но по взаимному согласию. То есть суду предстоит выяснить как отличить жесткий секс по согласию от секса по принуждению. Думаю они должны найти способ обойти этот момент.

после нескольких дней разбирательств выяснилось что после событий нападения, они продолжали поддерживать отношения с обвиняемым, и даже писали Emails to Ghomeshi игривого содержания и приглашая к проведению времени совместно.

Изначально жертвы утверждали что после sexual assault они с обвиняемым дел не имели. Но когда обнаружились эти электронные сообщения, теперь получается что они обманывали. В свое оправдание они говорят что не считали эти записки существенной частью обвинения.
Поэтому one of Canada's most prolific criminal defence lawyer cчитает что на этом основании суд может усомниться в их изначальных показаниях.

Наираскрутейший лойер комментирует, что эти женщины вели себя не как образцовые жертвы. Они вызывающе продолжали пользоваться имейл и даже общались с обвиняемым.

Будет ли суд выяснить состоялись ли те встречи о которых шла речь в электронной переписке и какого характера были эти встречи? Будет ли считаться что если жертва встречается с тем кто на нее нападал, то значит тем самым с насильника снимаются обвинения в предыдущем причинении ущерба личности?

Если они были коллеги, я легко могу представить что попытка уладить "трения" через какие то записки и встречи - это наиболее экономный способ продолжать работать в одной коменде, или какие у них там по работе субординации были... Работать вместе нормально можно только если между участниками нормальные рабочие отношения. И кто ответственен за налаживание климата, агрессор или жертва?

я также легко могу представить что искать способ отомстить или взять реванш - это еще один повод считать переписку уместной.

Только если суд станет настаивать на том что сначала женщины говорили о том что ни каких отношений после нападения не было, а переписка показывает что отношения были, то на этом основании изначальное обвинение оказывается вызывающим сомнения


вообще в новостях стало больше сюжетов с участием женщин. Эффект новой политики нового премьерминистра?
babusyatanya: (x)
на лодке был разговор, Рон пересказывал из тв новостей сюжет про то как в Торонто где-то человек не смог снять жилье в доме, т.к. не принадлежал к мусульманам... Мне показалось странным, как бы он доказывал свое мусульманство - справку из мечети принести? опять же , если свой опыт притянуть, я бы не хотела жить в русскоязычном районе или доме - не дай бог...

сегодня велосипедили как обычно на лодку, после поворота на Гранвиль милая картинка: навстречу бежит приветливый бульдожка, килограмм на 80, хороший с необрубленным хвостом, улыбается, спокойный... рядом миловидного профиля и очертаний девушка с ней дитенок в платье с пышной голубой юбкой... Бульдожка виляет хвостом, дитенок весело топчет ногами ... и вдруг лицо злобное мужское... у меня сразу мысль - "mentally challenged ..." Но лицо открывает рот и рычит в сторону миловидной девушки "... видишь быки блядь едут не остановятся ведь...!" - понимаю что это хозяин девушки с дитенкой, и приветливого бульдожки - человеческое существо с совершенно изуродованной психикой. Я вдруг отчетливо поняла что среди канадцев такое поведение можно ожидать только от психов.

В нашем районе есть мужичок такой mentally challenged, он идет по улице и сам с собой общается, его издалека слышно "о! опять наш .. с собой поругался"... иногда он веселый и смеется, тоже громко, ему натурально очень смешно, и он все время с кем то беседует. ... Но вот если он попадается навстречу на улице то он никогда не смотрит в глаза, и он обычно перестает разговаривать, переждет пока встречная\ый отойдут и тогда только продолжает . То есть он отдает себе отчет что есть окружающие, и реагирует на присутствие своим поведением....

то есть получается что даже психи канадские - не такие дибилы как русскоговорящие "непсихи".

прочь, подальше прочь...


***

"...нас шторм на обратной дороге застиг, мне было особенно трудно..."(с)

сегодя на своей лодке вышли, хороший свежи ветерок внезапно сменился... а этого и следовало ожидать - индикаторы на Point Atkinson показывало три узла, а чуть дальше в проливе уже тридцать. Нас это должно было насторожить... но че та ненасторожило. В итоге поимели experience стягивания парусов и выруливания в метровых волнах при ветре в тридцать узлов. Колени мои тряслись нещадно, Кольхена окатило волной пока он на носу джиб стягивал... Зато когда вернулись на марину я очень резво прыгнула с лодки метра на полтора - без проблем, разве это проблема :)
Кольхен имел в виду еще пару тройку способов иметь дело с таким ветром и волнами, а я -нет, так что оставалось только тремблить коленями

чуть позже вернулась Сенза, взяли у них концы с причала. На них тоже внезапно налетело и они еле успели снять дорогой карбоновый джиб, а мэйн не смогли снять, под ним под мост зашли - довольные веселые. Их четверо мужиков и один пацан... и лодка раза в четыре тяжелей нашей..

http://babusyatanya.blogspot.ca/2015/12/blog-post_13.html
babusyatanya: (x)
на факультетскай reception по случаю приближающегося новогодия я пошла из соображений "прогуляться по лесу" - туда и обратно, так свежего воздуха свою дозу и хлебнуть... там из Sage bistro хороший вид на залив, его и разглядывала пожевывая кусочки еды и прихлебывая красным вином... комфортно и приятно... одновременно размышляя: как бы найти паралели в эволюции архитектуры физической с развитием архитектуры digital courses/learning objects... На первый взгляд такие есть: например стартовав с движения к централизации и иерархии, вершиной которой стала модель Бентама Панноптикум, продолжилось развитием горизонтальных, сетевых структур, с поиском обеспечения больших степеней свободы (в отличие от прежнего поиска степеней контроля)... [ну да, Декартовским таким путем логизировать]

вокруг кучковались и разговаривали всякое легкое, только за столиком поодаль мужской голос с славянским акцентом напористо пояснял своей канадской собеседнице про что-то недопустимое...

[не умеем мы русские вести легкий разговор, каждый раз когда нас слушают - пользуем как свой последний и решительный шанс высказаться]

присоединяться к компаниям мне было лениво, пейзаж был красив и мысль про архитектуру витвилась в разные области непоименованные еще...
[всегда проще убедить себя что мне неудобно подходить к незнакомым людям, а наоборот комфортно самой по себе- травма отсутсвия навыков; у канадцев, похоже, наоборот, им чаще некомфортно если кто-то выглядит одиноким, и они с радостью пользуются разнообразными своими навыками устанавливать контакт и коммуницировать]
так что неудивительно что ко мне подошел мужик и завел разговор
- как думаешь это что такое? [показывая на странную скамейку с большими дырами по сидению]
- архитектурное украшение такое должно быть.. хаха
[помолчали... а что я скажу, он меня можно сказать на полумысли оборвал]
- ты русская да, из россии?
- ага [ну вот и нашлась бездонная тема для беседы], а вы местный да?
- да, я с ф-та антропологии ... [обменялись именами, но специализацию свою не назвал] ...
- а в какой области?
- у меня саббатикал, завтра в Бразилию улетаю, через Кубу... а знаешь на Кубе есть русскоговорящие люди, они там со времен карибского кризиса, помнишь такой? дети тех кто тогда остался... там ресторан есть у них
- вот и заметьте, как русские не образуют свое этническое комьюнити - мы не умеем
...
- у меня есть знакомая из Молдовы, приглашала меня с лекцией к ним в университет, но там как раз сбили самолет (Малазийский) и я не поехал
- и правильно, если уж ехать то пусть они вас на границе на машине встречают сами...
- так вот эта знакомая она встречалась с putin , говорит он вот такой маленький [показывает подростковый рост]
- наверное поэтому у него травма психическая, что он теперь делает вид какой он большой
[обменялись мнениями про перспективы отношений международного сообщества и россии с ущербным гебистом в кремле]
- ага... а знаешь когда советский союз рухнул тут на западе все были просто шокированы, для меня крах союза был самым большим сюрпризом в жизни [ничего так себе заявление]
- а мы там в союзе этого краха почти не заметили, как было все - мешанина - так и осталось, ну больше преступлений, ну меньше безопасности... вот сейчас это да - крах
....
- а вот слушай что тебе расскажу: в 1982 где то, тут в универе были международные соревнования по рестлингу и были команды отовсюду из россии тоже, и представляешь, там кафетерий был, вот где сейчас студенческое здание, там всех кормили, а русские атлеты там воровали еду ...
- стыд какой... это им не выдали денег на еду наверное...
- да я их не обвиняю, наверняка спортивные чиновники их себе в карман положили... там у них еще тренер был, а по правилам во время состязаний нельзя находиться там где идут соревнования, если не участвуешь в данный момент, а тренер этот туда пришел, а я организовывал там, и говорю ему, нельзя здесь, а он меня прям оттолкнул... прям вот физически, прикинь!, прям взял в грудь и толкнул... я тогда - так нельзя конечно, но я все равно - в ответ толкнул его так, что он отлетел в сторону... а потом, знаешь, на вечеринке после соревнований этот тренер подошел ко мне - и прям вот так вот меня по плечу приобнял и говорит good good...
- ... да уж... странный тип... а вы тоже спортом занимались, каким?
- декатлон [combined event in athletics consisting of ten track and field events]
- командное?
- нет одиночное...
- а ты слышала что атлетов русских не пустили участвовать в соревнованиях из за какого-то чиновника что тесты уничтожил?
- думаю это правильно
- ну как же, это же несправедливо, атлеты то при чем? [мне показалось что тут он говорил не то что думал, но это ни чего не меняло], все страны это делают, почему Кения делает то же самое а их не дисквалифицируют?
- ну надо же с кого то начинать, не должно быть нарушений если договорились про правила...
[... про олимпиады, про Машу Филатову]
- ...а мы все читали эту великую русскую литературу ... а сейчас вот такое...
- ...я тоже читала всякое выясняя что с нами не так и подумала что это наша установка на моральные ценности, на высший моральный порядок - вот она ошибочна, должен быть формальный закон, а потом уже моральные ценности... [скатилась все-таки в формат последнего и решительного шанса высказаться]
... согласился

потом на сайте ф-та нашла его - занимается правами исконных народов.

привет мне
http://babusyatanya.blogspot.ca/2015/12/blog-post_5.html
babusyatanya: (x)
Judith Herman
Trauma and Recovery: The Aftermath of Violence - from Domestic Abuse to Political Terror

перевод:
Александр Левчук


Цит.по: fem books

http://babusyatanya.blogspot.ca/2015/11/judith-herman-1997-trauma-and-recovery.html
babusyatanya: (x)



Oksana Chelysheva
August 29 at 12:57pm · Helsinki, Finland · Edited ·




Ирина Довгань: "я вас очень прошу: скажите, что это фотография у столба - мелочь по сравнению с тем, что было, кроме этого столба... Я посмотрела комментарии, а там пишут, что она "мол, героиня, которая вышла с украинской символикой или что это все инсценировка, потому что она, мол, не привязана... Люди, поймите, что меня не надо было привязывать, и вас тоже не надо было бы привязывать, если бы вы стояли под дулами двух десятков автоматов, а на вас орали: "Стоять смирно, тварь". Меня не надо было привязывать, потому что этот столб был мне опорой. Скажите об этом, пожалуйста"
Никуда Ирина не выходила ни с какой символикой. Свои про-киевские взгляды она не скрывает. Была волонтером. Собирала деньги для сил АТО. Возила продукты. Об этом не говорила. Но во время одной из поездок на свою беду сделала фотографии нас планшет. А планшет попал в руки к тем, кто охранял блокпосты на выезде из Ясиноватой. И хотя мужик, который вез посылку мужу Ирины Роману и ее дочери, был "сторонником" ДНР, его сильно избили и он сказал, чей это планшет. Ирину забрали в прошлую субботу прямо из сада около дома. Всего во двор вошли восемь вооруженных людей. "Когда бьют, все коды и пароли говоришь, не задумываясь..." У Ирины в планшете был отчет о потраченных 14000 гривнах и также список людей, которые собрали эти деньги. "Практически все люди к этому времени покинули Донецк, но была одна женщина, о которой я была не уверена, уехала она или нет. Поэтому я всячески старалась обойти ее имя". Они почувствовали. Отвели меня в комнату, где было человек 20 осетин и тот самый Бабай... "Кого героем сделали... Он же - клоун. Все ходил вокруг меня и в красках рассказывал, куда он меня иметь будет. Штаны растегивал. Футболку мне задрал. Говорит: "Да она уже не годится, чтобы иметь по-настоящему. Разве что в рот заставить..." Ржут... Я не говорила ничего и тогда один взорвался. Тем более, что он нашел свою фотографию у меня в планшете. Я случайно раньше сняла именно его и отправила сестре, чтобы показать, что наш город - под контролем осетин. "Ты кому меня сдать хотела?" Вскоре принесли табличку, которую я потом держала. Они привезли меня на ту площадь. Это - кольцо. Много машин и людей. Обмотали флагом, который нашли в комнате дочери. И этот ободок - тоже из моего дома. Я стояла более трех часов. Мужчины не били. Ругались сильно, но не били. Почему били только женщины? Не знаю. Одна старуха даже своей палкой меня била. Я не знала, как я стояла. Столб помогал. Журналистов заметила. Они фотографировали с совершенно невозмутимыми лицами. Потом кто-то приехал, стал требовать, что меня им передали, но осетины меня им не отдали. Снова увезли к себе. Бросили в камеру. Вот там было страшно. На площади я хотя бы знала, что меня не изнасилуют. А там - не знаешь чего ждать. Постоянно в камеру врывался один и тот же осетин и просто пинал меня в грудь ногой. Потом притащили какого-то парня и били его. Потом я услышала: "сейчас педика приведем". Потом я узнала, что соседка на кого-то донесла, что он, якобы, к ее дочери в трусы лез. Его страшно били, а он выл, что он ничего такого не делал. И я выла и по камере ползала. Потому что было очень страшно...."
Потом Ирину неожиданно перевели на 3ий этаж здания. И пытки прекратились. Именно там "востоковцы" уже иначе с ней разговаривали, давали обезболивающее. На следующий день ее вывели из здания и повели в другое. "Я очень боялась этого перехода. А вдруг снова начнется..." Человек, который ее вел, успокаивал, "самое страшное позади, все будет хорошо". Ее привели в кабинет к Ходаковскому. Он был не один. Там проводилось собрание. Ее посадили рядом с Ходаковским. Он был в ярости. "Явно он был озлоблен тем, что его осетинские "герои" так его подставили..." Он просил Ирину назвать тех, кто активно ее мучил. "Мне было тяжело это делать, так как я не знаю их всех пьешь именам. Но Бабай и "Заур" - да". Ходаковский вернул ей ключи от машины и тот самый планшет. "Он сказал, что то, я делала - не преступление, даже если я это делала для другой стороны".
Потом в кабинет вошел "чернявый журналист", который оказался Марком Франкетти. Он забрал Ирину. Передал ее другому американскому журналисту. Они впервые за пять дней накормили Ирину. Поселили в комнате между двумя своими. "Явно боялись за меня, что те осетины могут попытаться забрать". Ходаковский тоже приставил охрану. "Они оказались человечными. На следующий день даже решили съездить со мной в Ясиноватую, чтобы я могла забрать своих трех кошек и собаку, и немного теплой одежды для мужа и дочери". А потом сопроводили до границы ДНР. "Когда мы прощались, один из них сделал движение, как будто хотел меня обнять. И вдруг я сама его неожиданно обняла. А потом думала-думала, зачем я это сделала... Почему я откликнулась..."
Ирина не знает сколько точно людей содержится в том здании. Когда ее "подняли" на 3ий этаж, там уже никого не били. Она видела женщину 58 лет с артритом, которую арестовали за "украинские взгляды" по доносу ее соседки на рынке, которая просто хотела захватить ее место.
Что делать дальше - она не знает. Вместе с мужем приняли решение, что молчать не будут. "Я не буду говорить ничего, чего не было. И то, что люди - разные, и что есть Бабай. Подавать заявление? А смысл? Ни одна система же толком не работает. Третью ночь не сплю. Вчера звонил психолог: сказала, что это - следствие пережитого"
P.S. То, что я передала - крошечная доля того, что сказала мне Ирина и ее муж Роман. К нему и дочери она приехала сама, на возвращенной машине, вместе с кошками и собакой.





Дмитрий Волчек

Опубликовано 31.08.2014 18:32

В
газете New York Times 25 августа появился страшный снимок: на площади в Донецке стоит худенькая дрожащая женщина, обмотанная украинским флагом, на груди ее табличка
: "Она убивает наших детей. Агент карателей". Еще один флажок привязан у нее на голове. Рядом – хмурый человек с автоматом. На другом снимке разъяренная блондинка в черном бьет стоящую у позорного столба женщину ногой. Через два дня стало известно имя пленницы – Ирина Довгань. Благодаря заступничеству журналистов – в первую очередь Эндрю Крамера (New York Times) и Марка Франкетти (Sunday Times) – ее удалось освободить. Выяснилось, что Ирину держали в Донецке, в казармах дээнэровского батальона "Восток", командир которого, Александр Ходаковский, и отпустил ее по просьбе иностранных журналистов.

Сейчас Ирине Довгань удалось покинуть территорию, контролируемую ДНР, и она рассказала Радио Свобода свою историю.

– Я живу в маленьком городе рядом с Донецком – Ясиноватая, это почти Донецк. Мне 52 года, у меня двое детей. Уже давно работаю косметологом. У меня свои клиенты, очень приятная работа. Мой муж – главный инженер успешной строительной фирмы. У нас была достаточно обеспеченная семья, свой дом в этом маленьком городе, сад, огород. В общем, обыкновенный я человек.

– Политикой вы никогда не занимались?

– Боже упаси, о чем вы говорите. Политика – это ужасно. Как можно поменять красивую работу косметолога на политику?

– Но вы были за единую Украину?

– Я же гражданка Украины, у меня украинский паспорт. У меня украинская фамилия Довгань. Я с детства жила у бабушки в Днепропетровской области, все село и я вместе с ними говорила на украинском языке. Для меня никогда не вставало выбора. Я много ездила по миру и знаю, что такое возвращение на родину, какое это счастье. Где бы ты ни был и как бы красиво ни было где-то, родина все равно лучше всего.

– Когда началась революция, что вы думали о Майдане?

– Я очень сопереживала Майдану, все время собиралась туда ехать, но муж мне говорил: там справятся без тебя, сиди дома. Так я и не выбралась. Но мы постоянно посылали туда деньги. И вы не можете себе представить нашей радости, когда мы подумали, что вот наконец-то народ проснулся и сейчас в нашей стране будут позитивные европейские перемены, сбросим оковы этих дебильных президентов, и все станет хорошо. Майдан, пока не произошли трагические события, был для нас огромной надеждой. Я все время ждала и надеялась, что вот-вот мы победим, все наладится, у людей в умах произойдет просветление, все поймут, что не надо делить страну.

– А потом появилась ДНР. Как вы это переживали и что происходило в Ясиноватой?

– В Ясиноватой живут те же самые люди, которых СМИ убедили, что они живут на Донбассе счастливее всех, что они кормят всю Украину и чуть ли не весь остальной мир. Люди на Донбассе специфические. Если пытаешься что-то человеку рассказать, он просто не хочет слушать. Он точно уверен, что Донбасс – это гордый регион, который не встанет на колени и так далее. Любому человеку, приехавшему извне, это все понятно и смешно. И точно так же нам было горько и обидно. Вот даже в моей работе. Что такое работа косметолога? Это женщины, близкое общение, разговоры, 4-5 человек в день. Я потеряла очень много клиенток, потому что пыталась рассказать, что все страны воссоединяются, что все хотят быть сильнее вместе. Федеративная Республика Германия пошла на очень серьезный ущерб для того, чтобы воссоединиться с ГДР. Тем не менее, ради воссоединения страны, очень богатые люди решились на очень большие жертвы. Когда я это рассказывала, я потеряла большое количество клиенток, меня просто не поняли и возненавидели. Даже одна женщина в лицо назвала меня дурой. Но я все равно всегда откровенно высказывала свою позицию. Всем, кто хотел откровенно обсуждать, я рассказывала, доказывала. Точно так же делал мой муж на своей работе. Это всегда была позиция нашей семьи.

– А как вели себя дээнэровцы в Ясиноватой?

– Знаете, это все сначала было, как какая-то игра, какой-то театр. Здесь бабушки говорили: а мы хотим Советский Союз, и никто нам не помешает. Моя кума пошла на референдум: "Я пойду и проголосую за Советский Союз". Кто-то имел корыстные цели, кто-то увидел по российскому телевидению, что зарплаты станут в три раза больше, а пенсии в четыре, что придет сильный Путин и наведет порядок, заменит наших украинских непорядочных политиков. Это было основное настроение в обществе сначала, не было агрессии, какого-то сильного разделения. Люди, которые были и за, и против единой Украины, продолжали общаться. Потом этот процесс под воздействием телевидения усугублялся все сильнее и сильнее. Многие равнодушные сделали свой выбор, потому что постепенно невозможно уже было держать нейтралитет. Ситуация накалялась. Я всегда стояла на своем. Со многими людьми перестала общаться, поссорилась, даже с родственниками. Это так у всех произошло.

– А люди, которые взяли власть, как себя вели? Были грабежи, мародерство, это все дошло до Ясиноватой?

– До Ясиноватой это все докатилось только сейчас, как-то резко и быстро. А так почему-то грабежи обходили нас стороной. Мы знали, что несколько человек из Ясиноватой были взяты в плен в Донецке, арестованы. Но у нас все были равнодушны. Когда я кричала, что хозяина маленькой рекламной фирмы, отца троих детей, забрали в Донецк в плен, никому это не было интересно. Но это было полтора месяца назад. Люди равнодушные. И даже те, кто поддерживали проукраинскую сторону, не были готовы что-то делать и бороться.

Меня начали избивать и пытать

– Ирина, как это случилось с вами, как вы попали в плен к этим людям?
Даже не так страшны были люди, которые меня били, как страшны те, которые просто подходили и фотографировались на моем фоне

– У нас есть рядом поселок, там взорванный мост, на котором лежит состав. Я отвозила детей знакомых в Славяногорск к родственникам. Я проезжала вокруг этого взорванного моста и увидела, что за этим мостом дислокация украинской воинской части. Я подошла к этим солдатам, поговорила с ними. Это уже было более чем полтора месяца назад. Я начала возить им еду, медикаменты, которые они просили. Я рассказала об этом людям, которым я доверяю, очень многие меня поддержали. Мне начали нести деньги, одеяла, кто-то принес спальный мешок, постоянно собиралось что-то. У меня появилась единомышленница, я не буду называть ее имя, я не знаю, где она, возможно, еще в этой опасной зоне. Мы с ней ездили вместе, один раз на моей машине, один раз на ее машине, чтобы не было так заметно. У меня был контакт с украинским волонтером Татьяной Рычковой. Еще в начале весны, пока не было украинских войск рядом, я отсылала ей одежду, майки, трусы для солдат, носки. Когда я сама начала этим заниматься, я сказала Татьяне, что солдаты просят у меня одежду, вот этот камуфляж, он называется у нас "дубок", потому что они были в потертом и оборванном камуфляже. Она мне пообещала. Уже буквально перед всеми этими событиями друзья-волонтеры из Киева через Харьков мне доставили в Краматорск три больших тюка этой одежды, камуфляжа военного. Я все это получила и отвезла бригаде, которую мы опекали. Они уже перешли совсем в другое место. Я ехала через заминированные поля, но я их все-таки нашла. Продукты везла тоже, все это разгрузила. Мы собрали 16 тысяч гривен, в нашем регионе сейчас у людей деньги заканчиваются просто катастрофически, зарплат и пенсий нет, люди поотдавали мне последнее. Чувство долга меня толкнуло на то, что я пофотографировала этот момент, я никогда раньше этого не делала, а тут планшетом сделала много снимков. Я сфотографировала этот камуфляж, как его солдаты разбирают. Потом меня вывозили, потому что мне сказали, что я ехала на машине через заминированное поле. Впереди ехал БТР, меня вывезли на трассу в более безопасное место. Я и это сфотографировала, не удержалась, это и стало основным доказательством. По стечению обстоятельств, был найден мой планшет с этими фотографиями, потом был взломан мой аккаунт в "Фейсбуке", нашли переписку с Татьяной Рычковой и с донецкими волонтерами. Это было причиной того, что меня начали избивать и пытать, требовали фамилии этих людей, все мои связи.

– Как вас задержали?

– Забрали меня дома. В саду я работала, они меня там в Ясиноватой и забрали, как я была. То, что вы видели на фотографиях, – это маленькая часть того страшного дня, когда я целый день молила о смерти. Меня не пытали сначала, но я ничего не говорила. Тогда работники батальона "Восток", которые достаточно вежливы были даже на допросах, просто отдали меня осетинскому батальону. Уже там меня начали пытать очень серьезно.

Мне все время кричали: "Зиг хайль! Смирно стоять!"

Меня свели на первый этаж, и я попала в комнату с двадцатью людьми кавказской национальности. Начались просто тотальные издевательства. Один достал патроны и стрелял мне возле уха много раз. Я оглохла, до сих пор плохо слышу. Они смотрели в планшете мои фотографии, и там в скриншоте случайно оказалось лицо одного из присутствовавших там осетинов, его зовут Заур, он достаточно известная в интернете личность. Я когда-то просто проскриншотила, чтобы своей знакомой показать, что в Донецке появились не украинцы, не русские даже, а наемники из других стран. Когда нашли фотографию Заура, то он сначала издевался надо мной очень сильно, заставлял меня с вытянутой рукой кричать "Зиг хайль!", потому что он говорил, что я фашистка. Когда я отказалась, меня били, я лежала на полу, он присел, так мне кричал в уши, я не знаю, сколько десятков раз: "Зиг хайль!", они все кричали. Я закрывала голову. Они говорили: "Повернись той стороной, мы должны примериться, как мы сейчас тебя будем насиловать. Сколько человек ты хочешь – 10, 20? Нас тут много. Мы можем тебе и 40, и 50 обеспечить". Так все это продолжалось очень долгое время. Я сказала все пин-коды всех карточек своих семейных, потому что они требовали. Кто-то взломал наши аккаунты, что-то там нашли. Они узнали, что у нас есть семейный банковский вклад, 12 тысяч евро, начали требовать отдать эти деньги ДНР, потому что я давала деньги украинской армии. Они говорили: мы теперь знаем, что ты 300 тысяч гривен перечислила. Я говорила, что я не перечисляла 300 тысяч. Потом кто-то напечатал эту табличку, что я фашистка и убиваю детей. Мне надели эту табличку, обмотали флагом, еще украинские аксессуары надели и вывезли меня на площадь, на большой перекресток в Донецке. Я не была привязана к этому столбу, я просто держалась за этот столб. Мне все время кричали: "Зиг хайль! Смирно стоять!". Мне нельзя было ни согнуть колени, ничего, я должна была на цыпочках, прижавшись к этому столбу, стоять. Проезжали мимо машины. Этих наемников-осетинов сотни в Донецке. Они останавливались, спрашивали, смеялись, фотографировались на моем фоне. Кто-то разыграл такой спектакль, сказал: "Все разойдитесь, я ей сейчас прострелю коленную чашечку". Я начала кричать, подпрыгивать, а они хохотали. Он выстрелил, но мимо. Вы видели на фотографии женщину, которая бьет меня в живот?

– Да, и эту женщину уже опознали.

– Эта женщина была далеко не единственная. Read more


.
babusyatanya: (x)
http://babusyatanya.blogspot.ca/2014/08/i-came-to-testify-2011-pamela-hogan.html

"Когда в ходе Нюрнбергского суда над военными преступниками встал вопрос считать ли изнасилования преступлением, кто-то заметил 'зачем нам здесь в зале суда толпа плачущих женщин'... с тех пор изнасилования маскировались за размытой формулой 'другие преступления против человечности'... Через полвека в Гаагском трибунале, в суде над военными преступниками во время войны в Боснии, удалось составить дело, с привлечением жертв, потерпевших, с уликами и свидетельствами, и осудить военных преступников"

лишь троих . двоих на двадцать с небольшим лет тюрьмы, одного на двенадцать (теперь он уже наверное вышел, свободен).

лишь троих - из десятков и сотен садистов и насильников. Кто-то из тех бойцов-преступников до сих пор живет в тех же местах, их знают, а суд над ними передан в местные сообщества, и судить их вовсе не торопится.

гаагский трибунал лишь доказал, что изнасилование в военное время является преступлением. Раньше - не считалось.

в Гааге этим женщинам обеспечили насколько могли неразглашение деталей их личностей. Но конечно же в тех деревнях и городках, откуда они родом, безусловно все знали их. И это настоящий подвиг, - как отмечает один из комментаторов в фильме, - свидетельствовать в открытом процессе, не в закрытом кабинете у врача или один - на один с психологом - а пересказывать весь ужас который они пережили глядя в глаза тем кто над ними издевался, кто убивал их детей...





Pamela Hogan
filmography






With the passage of years there has been forgetting and a blurring of the reports of the savage rape of Bosnian women by the Serb military in the 1990s during the civil war in Bosnia. Now, after so many years of silence, the capture of the Serb General Ratko Mladic has reawakened attention to what happened to the Muslim women in Foca, a medium sized town off the beaten track in Bosnia, events not reported on during the civil war. It's now a tourist spot whose rivers, mountains and trees belie its savage past. Pamela Hogan has done a stunning job of weaving the complicated stages in Foca's history. One young man interviewed in "I Came to Testify" seemed still in shock at what had happened to his town. He had been out of Bosnia during the worst of the siege, thus his memory was of a small place where Serbs and Muslims comfortably lived together -- certainly Sarajevo was famous for its brilliant mix of different groups including Jews. All that seemed to come to an end after Marshall Tito's death.

What is so very special, both in the film and in the trial in The Hague's international court of law, is the new level of reportage and law concerning women, and women and their horrific treatment, particularly in times of war. In Foca they were treated as animals. Some had their throats slit, others were forced to walk naked through the town, and others were locked up and raped over and over by the Serb troops. To go back in time, Vittorio de Sica's 1960 film "Two Women" concerns a bourgeois mother (Sophia Loren) escaping the bombardments in the city (I think it was Rome) with her teenage daughter. The film was considered to be the height of realism, yet in the scene where both mother and daughter are raped by soldiers, the actual details of the rape are discrete, muted. Though the Nuremberg Trial was mentioned, it is my recall (I covered the Klaus Barbie trial) that the emphasis in Nuremberg was on perpetrators, not victims. In the 1960s and through the 1980s, films starring Jane Fonda and Barbara Streisand fashionably depicted a sort of jolly prostitution, as though this was one more right of a woman to her own body.

In Foca not only were the women's bodies defamed while their men were dead or in starvation camps, their minds were blown apart with an enduring sense of shame. The Hague trial sets new standards in that the women prosecutors were all women. One of the prosecutors, a German, seemed particularly engaged as she recalled her own country's horrific past. Hogan had the difficult task of persuading the women to speak up, while deftly keeping her promise not to reveal their identities. As the film weaves in and out of many locals, the audience is not made overly aware that we don't actually see the women's faces. Matt Damon deserves high marks for his narration -- during the film we are not aware that a famous actor is talking. By appearing at the trial, the women of Foca seemed able to convert their misplaced shame into heroism and courage. Sadly, when they returned during the making of the film to Foca, to search out memories (in one case the remains of relatives shot in front of their house were still in its yard) the people in the town hurled insults at them.
Reviewed by Barbara Probst Solomon
babusyatanya: (x)
http://babusyatanya.blogspot.ca/2013/09/pain-is-inevitable-but-suffering-is.html

...одна хорошая подружка (допустим Марь-Якльна) пригласила маму на творческое собрание в городской библиотеке (в небольшом городе РФ наши дни)..., там выступали местные поэтессы (вроде и поэты тоже), тема произведений была: о ценности жизни нерожденных детей, о важности религиозного священного чувства по отношению к ним, и про то, что аборт это грех.

Нет-нет, это вовсе не разумный шаг женщины по планированию семьи, в условиях массового пьянства мужей, нет это вовсе не обязательство системы государственного здравоохранения призванного обеспечить равное право всех граждан Российской Федерации на получение квалифицированной медицинской помощи, нет, это не способ жертвы преступления избежать биологических последствий насилия, нет, это не миллион других причин и резонов когда женщине необходимо прервать беременность.

На том собрании присутствующие послушно внимали, правда в какой-то момент один из стихов показался Марь Якльне знакомым... она осторожно поинтересовалась у ведущей и у "автора" после исполнения: "знаете, что-то мне кажется, помню я такой стих, давно его уже слышала..." Но ведущая вопрос проигнорировала, не откликнулась на него и "автор" стиха... на том и разошлись...
Read more... )

Profile

babusyatanya: (Default)
babusyatanya

July 2017

S M T W T F S
       1
2345 678
9101112131415
16171819202122
2324 2526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 04:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios